Рисование помогает жительнице Воткинска открывать новые грани окружающего мира и делать его более гармоничным

Многие могут сказать, что никогда не рисовали. Хотя, если копать глубоко, то, пожалуй, это не совсем правда – в начальной школе уроки рисования были у всех, и, наверное, каждый из нас сдавал учителю листочки с выполненным собственноручно или с помощью родителей заданием. Но правда в том, что по окончании курса ИЗО о нем, скорее всего, мало кто вспоминал. Думаю, что даже выпускники художественных школ, по крайней мере, многие из них, после получения диплома об окончании довольно редко рисуют. Но если захотят, легко смогут вспомнить полученные знания и навыки. А можно ли научиться рисовать, не имея теоретической и практической базы, да так, чтобы все ахнули? Можно! И это подтверждает пример нашей героини.

Подсолнухи – настоящий восторг!

Жительница Воткинска Светлана Ломаева рисует уже более трех лет. До этого она выкладывала картины кристаллами, рисовала по номерам, словом, воплощала свои творческие порывы в красивые работы. Но, признается Светлана, хотелось чего то иного… Однажды она увидела мастер-класс в социальной сети – «Живопись акварелью». То занятие стало для женщины первым шагом к освоению искусства рисования.

– Меня затянуло, – рассказывает Светлана. – Акварель, гуашь, акрил, масло, пастель — хотелось испробовать все. Что-то получалось, что-то не очень, но с каждой новой работой я погружалась в процесс творчества и получала огромное удовольствие от него. Настоящий восторг испытала от рисования подсолнухов по Ван Гогу! И была счастлива узнать, что тот мастер-класс преподавала наша землячка Ирина Ивлиева, которая уже давно живет в Санкт-Петербурге. Поначалу новую картину рисовала каждую неделю – осенью и зимой времени для рисования хватало, а вот весной и летом, увы, не всегда была возможность.

Картины в подарок

Практически у каждой работы, написанной Светланой Ломаевой, есть своя история. Например, одну из них она писала в Казани, пока ее дочери Амалии делали операцию, которая длилась шесть с половиной часов. Пожалуй, именно то время, когда Светлана находится с дочкой на лечении или реабилитации, становится для нее наиболее плодотворным. Она рисует, как будто пытаясь наверстать то время, когда не было возможности творить. В Казань не взяла с собой ни краски, ни кисти, но все нашлось в отделении. И три недели, что находилась с дочерью в больнице, Светлана каждый день рисовала. В ход шли все подручные материалы. «Рисование очень часто спасает во время переживаний, погружаясь в процесс, я полностью отключаюсь, и все тревоги на время покидают меня», — объясняет Светлана свое состояние.

Все свои рисунки, кроме одной картины – выстраданной, как ее называет сама Светлана,  – оставила в больнице. «К нам в палату часто приходили дети и родители на просмотр картин. Одна девочка, увидев рисунок с лошадью, поднесла его к своему лицу и сказала: «Мне». Конечно же, эта лошадка стала ее. А бабушка этой девочки попросила продать им кота, и рисунок тоже был подарен».

Светлана подарила много своих картин, иногда совсем случайным, почти незнакомым людям. Признается: ей это приятно. Работы Светланы Ломаевой «живут» в Казани, Ижевске, Москве и, конечно, в Воткинске.

Темой работы может стать абсолютно все. Чаще всего ее выбор диктует настроение. А дальше – Светлана ищет в интернете мастер-классы по написанию работ на нужную тему и рисует лебедей, ангелов, цветы… Что-то получается написать на одном дыхании, с другими картинами приходится повозиться. Бывало и так, что приходилось откладывать работу, чтобы потом вернуться к ней вновь. А некоторые рисунки Светлана делала дважды, а то и трижды: написанное становилось кому-то подарком, а хотелось сохранить его для себя.

Самым главным критиком маминых работ является дочь Амалия, которая учится в художественной школе – она оценивает их как профессионал и отмечает недостатки. И именно дочь является одним из самых преданных ценителей увлечения Светланы Ломаевой.

Вероника Чиркова

Комментарии запрещены